Доступны: Примерка с бесплатной доставкой в 16 городах
ПАМЯТКА ПО ДОСТАВКЕ И ВОЗВРАТУ
Назад к блогу

Евгений и Алексей Ионисы. Хирурги

23 апреля 2021


Евгений и Алексей Ионисы

Хирурги

Евгений Ионис: Дежурство одно началось в среду, другое началось в воскресенье. 

Алексей Ионис: С самого начала проще было лететь на орлах. 

Евгений Ионис: Кхм, откашляюсь. 

Алексей Ионис: Нежно, аккуратно и с большой любовью. 

– Чем занимаетесь? 

Евгений Ионис: Я – торакальный хирург. Работаю в клинике Башкирского государственного медицинского университета. 

Алексей Ионис: Работаю в отделении отоларингологии. Занимаемся мы ухом, горлом и носом. 

– Как стали докторами?  

Евгений Ионис: Рос в семье врачей. Мама – акушер-гинеколог, папа – хирург. Они, видимо, очень хотели, чтобы я стал хирургом, поэтому меня всячески от этого дела отговаривали. У них все нормально получилось, я стал хирургом. 

Алексей Ионис: Я всю жизнь любил – как это прилично? рукоблудие? – рукоделие! А хирургия – это в общем-то тоже отчасти искусство. Оно мне очень понравилось. В том плане, что можно созидать. 

– Как разрешили сыну стать доктором?

Евгений Ионис: Сыну не разрешал, отговаривал. Сын меня послушал, все хорошо, все замечательно – и пошел во врачи. 

– Боитесь ли вида крови? 

Евгений Ионис: Нет, вида крови не боюсь, но удовольствия от вида крови не получаю. 

Алексей Ионис: Крови, в принципе, нет, не боюсь. Могу и по локоть в пациенте быть. Вообще без проблем. Но при этом если берут у самого, когда проходим медосмотры, кровь – чуть ли не в обморок падаю. Не знаю, видимо, жадина. 

– Можно ли что-то забыть в человеке?  

Евгений Ионис: Да, возможно оставить салфетки. Когда экстремальная ситуация, когда ранения, когда борешься за жизнь больного. Но, согласитесь, лучше иметь здорового, выжившего человека с салфеткой внутри, чем не иметь посторонних предметов, но иметь труп. Труп – это всегда плохо. 

Алексей Ионис: Нет, потому что двадцать раз все перепроверяем. Ну и в принципе по жизни я настолько зануда, изведу и медсестру, и себя, и всех окружающих. Еще и пациента спрошу, как у него по ощущениям там внутри, нет ли чего-то инородного. 

– Что бы сейчас сказали своим пациентам?

Евгений Ионис: К сожалению, все чаще и чаще мы понимаем, что нам больные, мягко говоря, не договаривают все свои болезни. Мы начинаем лечить, и процесс идет не так быстро, как нам хотелось бы. Поэтому, пожалуйста, господа больные, сударыни больные, не врите нам. Ну не надо так делать. 

– Полнолуние влияет на пациентов? 

Алексей Ионис: Да, бывает. Не знаю, с чем связано, честно. Обязательно в себя какие-нибудь инородные тела засовывать: чеснок в нос, в ухо веточку-палочку какую-нибудь. Потом достаем их. 

– Про градус на работе.  

Евгений Ионис: В операционной у нас бывает очень жарко и очень некомфортно. Я как-то давно-давно принес обычный такой, кругленький, на веревочке бытовой термометр. Начало операции: температуру не замеряли, неинтересно было. Когда закончили операцию, я снял этот термометр. Термометр показывал +45 градусов. 

– Что делаете вне работы?

Алексей Ионис: Взять машину, куда-нибудь в грязь по самое небалуй, чтобы потом трактор вытаскивал. С отцом в походы ходить. Плеваться огнем. 

Евгений Ионис: Вне работы, когда не сплю и когда не ем, туризм, походы. Также пытаюсь музицировать. Немножко на гитаре, на клавишах. И учусь фотографировать. Пока еще в стадии обучения. 

– Что скажете про отца? 

Алексей Ионис: Он для меня мастер, учитель, отец, все вместе. Этакий сенсей. 


На Евгении Ионисе костюм для хирургов, стоматологов и других медиков, которые во время работы много двигаются (https://www.kamey.ru/moskva/catalog/hirurgicheskie-kostyumy/kostyum_8_1279_5_1262_02_kategoriya_c_glubokiy-siniy-glubokiy-siniy/).


На Алексее Ионисе классический медицинский костюм (https://www.kamey.ru/moskva/catalog/hirurgicheskie-kostyumy/kostyum_8_1279_5_1262_02_kategoriya_c_nasyshchennyy-seryy/)

Следующая запись
Станислав Иваха. Акушер-гинеколог, заведующий послеродовым отделением
23.04.2021 09:16:23